23:55 

[я принес неожиданный драббл]

[SmallGabr]
[сумасшедшим жить легко]
- Ева! Ева, подожди!
Она бежала так быстро, что Люцифер едва поспевал за ней. Он не видел, куда бежит, все вокруг стало вдруг черным. Тьма убивала его, он знал это, но ей вовсе не стоило узнавать об этом. И он бежал, ориентируясь только по звуку ее дыхания: отчаянного, рваного дыхания рыдающей женщины.
- Ева!
Она не остановилась. Никогда не останавливалась. Он слышал, как трава сминается ее мягкими, нежными ступнями. Как отскакивают от ее ног мелкие камешки. Он надеялся только, что в саду нет никого, кроме них.
- Ева!
Он не почувствовал вовремя, что она остановилась. Удар о ее тело был приятным. Она встретила его плечом, покачнулась и рухнула на траву, увлекая его за собой и одновременно отталкивая. Он с трудом приподнялся на локтях и попытался разглядеть ее лицо. Но не увидел ничего, кроме тьмы. Тьма теперь была повсюду.
- Почему ты не сказал мне! - она не спрашивала, она обвиняла его, и ее голос звенел от ярости и обиды. - Почему ты не сказал мне, что тьма отравила тебя, что ты умираешь, что тебе осталось...
- Только отец знает точно, сколько мне осталось, - Люцифер воспользовался тем, что голос ее прервался, и вставил слово, - и я не хочу загадывать наперед.
- Я не понимаю, куда ты смотришь. И ты не понимаешь.
Тепло ее дыхания почти обжигало щеку. Он наклонился, слепо ткнулся носом в ее шею, поднялся выше, нашел ее губы и решительно поцеловал. Он целовал ее так, словно от ее губ зависела его жизнь. В каком-то смысле так и было. Он был почти уверен, что она оттолкнет его. Но она не оттолкнула. Это был ее первый поцелуй. Он понял это едва коснулся ее губ. А еще он понял, что и сам до этого момента мало что понимал в поцелуях. Тьма отступила. Он видел очертания ее лица. Ее густые темные ресницы. Блестящие кобальтовые глаза. Почему она не закрыла их? Почему ей хочется смотреть на него до сих пор? Она позволяла ему прикасаться к себе, но не поощряла его действий. Ладонь его жадно ласкала ее тонкое тело, изучала каждый дюйм. И с каждым новым движением он понимал, что до сих пор не знал ее по-настоящему. Что это тело и было ее настоящим телом, что все, что он видел до этого, было лишь иллюзией. призванной отвлечь внимание от действительно важных вещей. И плоский ее живот, дрожащий от последних спазмов истерики, и мягкая небольшая грудь, идеально помещавшаяся в его ладони, и тонкая шея, которую он мог бы сломать двумя пальцами. И запах ее тела, цветочный запах ее кожи. Он мог целовать ее вечно, но она отстранила его и внимательно взглянула ему в глаза.
- Я сделаю все, что потребуется, чтобы изгнать тьму из тебя, - сказала она серьезно, чеканя каждое слово, - я действительно люблю тебя. Но я люблю тебя как брата. Я хочу, чтобы ты помнил об этом. Всегда.
Люцифер криво улыбнулся и прислонился лбом к ее груди. Силы оставили его. Она гладила его по голове, вплетала пальцы в его волосы, прекрасно ощущая коленом, какие чувства она возбуждает в нем, и все равно не изменяя своего решения. Вскинув подбородок и взглянув в ее глаза снова, Люцифер решил, что отдаст себя тьме без остатка, только бы почувствовать ее внутреннее тепло. Почувствовать, как ее пальцы, ласкающие его скулы, будут царапать его спину. Услышать, как ее голос, спокойный и до отвращения участливый, будет просить его обо всем, что до сих пор ей не известно. Он улыбнулся ей снова. На этот раз его улыбка вышла вполне искренней.

@темы: [одному мне понятное], [летописное], [творческое]

URL
   

[записки о.]

главная