Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: [летописное] (список заголовков)
20:16 

[коротко обо всем]

[сумасшедшим жить легко]
Я стала редко здесь появляться. Во многом это связано с моей работой. Я просто не успеваю ничего написать, кроме того, что положено по плану. Помимо прочего, дайри потихоньку загибаются, и я не вижу особого смысла в том, чтобы писать ежедневные записи для себя. В целом, я более-менее нормально веду Твиттер и ВК. Даже странно, раньше мне было удобнее здесь, а ВК просто постилась музычка и дебильные статусы.
Что произошло за это время: я не обосралась, продолжаю работать, как положено. Мне бывает тяжело. Бывает очень тяжело, потому что большие объемы информации и текста каждый день выматывают. Но я довольна, потому что у меня прекрасный коллектив и любимая работа.
Еще мы взяли на продвижение сайт с путанами. Вот, где пригодится мой фикрайтерский опыт. Настал мой час.

А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо. Летопись впервые за долгое время получила продолжение. Написала десять страниц за пару часов, легла спать позднее обычного, но осталась чрезвычайно довольна. Во многом мне помогли краткие зарисовки, одну из которых я запостила здесь, а остальные скинула в личку человеку, который продолжает читать мои маленькие кусочки и говорить мне, что ему понравилось, а что не очень.

Мне очень не хватает человеческого общения, помимо общения с коллегами. Но я осознаю, что поддерживать его пока не в состоянии. Я в потоке, поток несет меня, и я не знаю, чем это все закончится.

@темы: [летописное], [о жизни], [рабочее], [творческое]

23:55 

[я принес неожиданный драббл]

[сумасшедшим жить легко]
- Ева! Ева, подожди!
Она бежала так быстро, что Люцифер едва поспевал за ней. Он не видел, куда бежит, все вокруг стало вдруг черным. Тьма убивала его, он знал это, но ей вовсе не стоило узнавать об этом. И он бежал, ориентируясь только по звуку ее дыхания: отчаянного, рваного дыхания рыдающей женщины.
- Ева!
Она не остановилась. Никогда не останавливалась. Он слышал, как трава сминается ее мягкими, нежными ступнями. Как отскакивают от ее ног мелкие камешки. Он надеялся только, что в саду нет никого, кроме них.
- Ева!
Он не почувствовал вовремя, что она остановилась. Удар о ее тело был приятным. Она встретила его плечом, покачнулась и рухнула на траву, увлекая его за собой и одновременно отталкивая. Он с трудом приподнялся на локтях и попытался разглядеть ее лицо. Но не увидел ничего, кроме тьмы. Тьма теперь была повсюду.
- Почему ты не сказал мне! - она не спрашивала, она обвиняла его, и ее голос звенел от ярости и обиды. - Почему ты не сказал мне, что тьма отравила тебя, что ты умираешь, что тебе осталось...
- Только отец знает точно, сколько мне осталось, - Люцифер воспользовался тем, что голос ее прервался, и вставил слово, - и я не хочу загадывать наперед.
- Я не понимаю, куда ты смотришь. И ты не понимаешь.
Тепло ее дыхания почти обжигало щеку. Он наклонился, слепо ткнулся носом в ее шею, поднялся выше, нашел ее губы и решительно поцеловал. Он целовал ее так, словно от ее губ зависела его жизнь. В каком-то смысле так и было. Он был почти уверен, что она оттолкнет его. Но она не оттолкнула. Это был ее первый поцелуй. Он понял это едва коснулся ее губ. А еще он понял, что и сам до этого момента мало что понимал в поцелуях. Тьма отступила. Он видел очертания ее лица. Ее густые темные ресницы. Блестящие кобальтовые глаза. Почему она не закрыла их? Почему ей хочется смотреть на него до сих пор? Она позволяла ему прикасаться к себе, но не поощряла его действий. Ладонь его жадно ласкала ее тонкое тело, изучала каждый дюйм. И с каждым новым движением он понимал, что до сих пор не знал ее по-настоящему. Что это тело и было ее настоящим телом, что все, что он видел до этого, было лишь иллюзией. призванной отвлечь внимание от действительно важных вещей. И плоский ее живот, дрожащий от последних спазмов истерики, и мягкая небольшая грудь, идеально помещавшаяся в его ладони, и тонкая шея, которую он мог бы сломать двумя пальцами. И запах ее тела, цветочный запах ее кожи. Он мог целовать ее вечно, но она отстранила его и внимательно взглянула ему в глаза.
- Я сделаю все, что потребуется, чтобы изгнать тьму из тебя, - сказала она серьезно, чеканя каждое слово, - я действительно люблю тебя. Но я люблю тебя как брата. Я хочу, чтобы ты помнил об этом. Всегда.
Люцифер криво улыбнулся и прислонился лбом к ее груди. Силы оставили его. Она гладила его по голове, вплетала пальцы в его волосы, прекрасно ощущая коленом, какие чувства она возбуждает в нем, и все равно не изменяя своего решения. Вскинув подбородок и взглянув в ее глаза снова, Люцифер решил, что отдаст себя тьме без остатка, только бы почувствовать ее внутреннее тепло. Почувствовать, как ее пальцы, ласкающие его скулы, будут царапать его спину. Услышать, как ее голос, спокойный и до отвращения участливый, будет просить его обо всем, что до сих пор ей не известно. Он улыбнулся ей снова. На этот раз его улыбка вышла вполне искренней.

@темы: [одному мне понятное], [летописное], [творческое]

09:37 

[о не слишком важном]

[сумасшедшим жить легко]
Сегодня мне снился Кощей. Наверное, это знак.

@темы: [сказка], [одному мне понятное], [летописное]

02:23 

[ну и совсем напоследок]

[сумасшедшим жить легко]
Вот вам Гавриил, который воплощает одну из моих фобий (угадайте, какую) и Люцифер, который подозревает, что ему пиздят.







@темы: [летописное], [одному мне понятное], [творческое], [рабочее], [философия]

23:53 

[тамблер внезапно...]

[сумасшедшим жить легко]
23:43 

[персонажное]

[сумасшедшим жить легко]
Господи, какой же охуенный перс у этого автора. Просто смотрю на него и не могу надрочиться. Референс на Шиву для меня.



:heart::heart::heart: еще три прелести :heart::heart::heart:

@темы: [летописное], [одному мне понятное], [творческое]

23:38 

[обо всем понемногу]

[сумасшедшим жить легко]
Итак, я, наконец, в отпуске. Я чувствую себя свободной и легкой. Люди, которые бесили меня, остались в прошлом, и единственное, что меня огорчает - исчерпаемость финансовых ресурсов, их экзистенциальная конечность.
Купила две блузки и брюки для того, чтобы ходить на нормальные собеседования в нормальные компании. Я оптимист, знаю. Еще мама порадовала меня красными кроссами и синими ботильонами. Второе было не обязательно, но я все равно согласилась: обувь лишней не бывает. Жаль, что не удалось найти нормальную юбку: все либо слишком откровенные, либо слишком бабские.
Также в список покупок попали круглые солнцезащитные очки, мои новые фавориты. Прекрасная вещь, в них мое лицо внезапно (!) визуально становится уже.

Упрашиваю себя писать, но пока не получается. В этом доме я постоянно боюсь издавать звуки, закрываю все двери и едва касаюсь клавиш: мне страшно разбудить маму или дедушку, хотя мозгом я понимаю, что моего стука по клавишам они слышать не должны. Однако в этой тишине... В этой тишине стук клавиш кажется пулеметной очередью.

Мужебрат уехал. От этого как-то совсем тоскливо. Я привыкла, что он всегда рядом, и в этот приезд мне удалось убедить его спать в одной постели. Дело в том, что диван раскладывается только в гостиной, а там прозрачные двери. Их можно занавесить, но он не соглашался. А в этот раз согласился, и было так хорошо... Но так мало.

10 дней до моего возвращения к нему, и 10 дней на то, чтобы преодолеть очередной кризис. Удачи мне...

@темы: [грустное], [летописное], [о жизни], [одному мне понятное], [рабочее], [творческое]

21:23 

[кому Аидов]

[сумасшедшим жить легко]
Я вам тут принес. Нарисовалось на коленке минут за пять, это рекорд. Никто у меня еще так быстро не рисовался. Видимо, Гадес жаждет рассказать свою историю.



Вопрос: Погладить Гадеса
1. Погладить  7  (100%)
Всего: 7

@темы: [творческое], [летописное]

15:20 

[кусок Эллады подъехал]

[сумасшедшим жить легко]
Я не выдержала. Выложу кусок арки Эллады, написанный сегодня утром. Тут в принципе никаких пояснений не нужно, наверное. Просто на тот случай, если кому-то интересно, как в Летописи представлен Гадес и почему он кисюн и частично Гермес.

Зачесть небольшой кусок.

Вопрос: Для ленивых жоп.
1. Гадес кисюн.  0  (0%)
2. Гадес зануда.  0  (0%)
3. ГДЕ КОНЬ  3  (100%)
Всего: 3

@темы: [творческое], [летописное]

15:13 

[о Летописи]

[сумасшедшим жить легко]
Итак, арка Та-Кемет закончена, и началась арка Эллады. Я планировала начать с Гермеса, но он неожиданно спасовал и выставил перед собой Гадеса, который, кажется, не ожидал выйти на сцену вообще. Очень сложно описывать, потому что человеческая мифология не может соответствовать миру летописи чисто географически. Потому что нет мира мертвых, где Гадес мог бы властвовать, потому что демиурги - это все-таки не люди. Тартар, правда, есть, но там не только титаны, а вообще вся хтоническая хуйня, которая мешала демиургам жить и радоваться. И Тартар понемногу прорывается, потому что вместительность его ограничена, но это так, в дополнение ко всем бедам.
На удивление Гадес оказался очень спокойным и, пожалуй, самым умным из всех эллинов. Не хитрым, нет. Именно умным. Он первый доходит до всей подоплеки, не тратит времени на препирательства, берет на себя ответственность. Не нахожу референсов в артах, увы: все пространство интернета засрано Аидом из мультика, который мало соответствует даже мифологическому: ему явно приписали характер Ареса, потому что в мифологии я не вижу никаких упоминаний о мерзком характере Гадеса. А вот о том, что Арес бесил всех и вся - вижу. Но пока я его не трогаю. Единственные нормальные референсы, хоть как-то подходящие моему хедканону, находятся в сериалах о Геракле и Зене. И Я БЛИН КАЧАЮ ИХ. Потому что Эллада занимает большую долю повествования, и потому что (спойлер!) Гадес остается в повествовании и после окончания войны, например.

@темы: [рабочее], [одному мне понятное], [летописное]

20:45 

[про гений Яхве]

[сумасшедшим жить легко]
Цитадель Золотого города строилась наобум и вопреки. Яхве не был архитектором, и не имел никакого представления о том, как следует строить дома, поэтому сначала цитадель представляла собой несколько жилых комнат и общих залов, подвешенных в воздухе и соединенных между собой то ли причудливыми лестницами, то ли подвесными мостами. Конечно, с появлением регулярной армии жизнь на виду стала невозможной, и Яхве пришлось сначала возвести стены, а после и достроить здание изнутри.



@темы: [летописное], [одному мне понятное], [рабочее], [творческое]

20:42 

[о летописи]

[сумасшедшим жить легко]
Начала арку Золотого города. Но пока вся моя работа над ней ограничивается только меееедленными шажочками, похожими на передвижение улитки по автостраде. То и дело сбиваюсь, короче.

- Туманность жизни моей, мне срочно нужна твоя помощь!
Он подкрепил свои слова громким стуком в резную дверь, однако, к его удивлению, она не была заперта, как ему казалось все это время. Что-то со стуком упало, и дверь медленно отворилась.


Подозреваю, что со стуком упал кто-то из невидимых. Возможно, это был даже Меф, который проник в горницу, чтобы спиздить трусики. Господи, пошто я такой идиот...

@темы: [Stercus accidit], [летописное], [о жизни], [одному мне понятное]

12:13 

[в ознаменование продолжения работы над Летописью]

[сумасшедшим жить легко]
Докрасила старый арт, наконец. Мне нечего сказать о нем, нечем его дополнить. Он просто есть.



Вопрос: И это...
1. хорошо.  7  (100%)
Всего: 7

@темы: [одному мне понятное], [о жизни], [летописное], [рабочее], [творческое]

23:20 

[а я вам тут Гавриилов принес]

[сумасшедшим жить легко]
10:47 

[немного прекрасного]

[сумасшедшим жить легко]
Очень часто ползу за вдохновением в сеть и пускаю слюни на великолепные работы художников. Причем интересен немаловажный факт: чаще всего лицо на картинах разных авторов одинаково. То есть, некоторые различия в технике есть, но в целом оно одно и то же, что не может не. Начнем с чудесного витража. Под катом две картины.



читать дальше

@темы: [летописное], [одному мне понятное], [творческое]

14:01 

[о чем думает ветер]

[сумасшедшим жить легко]
Именно об этом он и думает, когда смотрит на кого-нибудь. Инфа сотка.




В другом фильтре и без слов.

@темы: [летописное], [одному мне понятное], [рабочее], [сказка], [философия]

11:06 

[.]

[сумасшедшим жить легко]
Дурацкий кашель. Дурацкие сопли. Дурацкий последний день перед работой. Надо вернуться к летописи, пока еще есть возможность, но мне страшно к ней прикасаться вообще. Не знаю, куда заведет меня эта история под таким углом. Малолетней принцессой закончу этот пост.



@темы: [Stercus accidit], [летописное], [одному мне понятное], [рабочее], [сопли], [творческое]

18:41 

[и еще немного летописи]

[сумасшедшим жить легко]
Я знаю, что тут у нас Фрейя, но это наиболее близкий арт, который я только могла найти. Мне вообще нравится цикл этого художника, так что можно сказать, что я особо и не искал х) Под катом оставлю кусочек текста. Артов сам делать не буду. Неблагодарное это занятие.




Зачесть кусок.

@темы: [летописное], [рабочее], [творческое]

15:46 

[летописное]

[сумасшедшим жить легко]
Так вышло, что у меня есть только один человек, с которым можно это обсудить. Но этот человек очень редко бывает доступен. И я мучаюсь сейчас, выписывая очередную арку, потому что мне хочется поделиться мыслями, теснящимися в моей голове, а не с кем. Цените своих друзей, господа. Только им важно, что вы делаете. Вашим родным не важно. Вашим половинам тоже не важно, разве что только поверхностно. А вот друзья - это именно те половины, с которыми нас не связывают плотские отношения, и потому отношения духовные развиты куда больше. И им-то как раз важно всё, что вы делаете. Им интересно. Именно поэтому они и с вами. Не потому, что вы им достались по воле судьбы, не потому, что их привлекает ваше тело, а потому, что именно ваше творчество, всё, что вы делаете, важно и интересно им. Цените их. Не будьте как я, оставшийся в одиночестве и молчании.

@темы: [летописное], [о жизни], [одному мне понятное]

11:36 

[на правах температурного бреда]

[сумасшедшим жить легко]
Всю ночь меня преследовали кусочки летописи. Проснувшись, я не смогла от них отказаться. Я опустила кое-какие сочные моменты, но верну их, если возникнет необходимость. А пока... Что-то давно я не постила куски непонятного текста про богов.

Стрела попала выжлецу аккурат промеж глаз. Он упал прежде, чем смолкла тетива. Тарх легко соскочил с верхушки сосны, на которой выжидал добычу, отряхнулся, положил лук с колчаном на землю и осторожно приблизился к телу. Выжлец лежал спокойно, да и с чего бы ему беспокойничать? Стрела Тарха должна была угомонить его без особых сложностей, однако он почему-то нервничал. Наверное, дело было в том, что впервые за всю его жизнь в окрестностях Ирия появился гарип , происхождение которого не было ему известно. Многие годы между королевствами поддерживался шаткий мир, а это налагало на обитателей материка определенные обязанности. Так, нельзя было пересечь границу сопредельного королевства, не поставив о том в известность соответствующих лиц. Не далее как несколько дней назад Тарх самолично прошел через все сложности этой системы, чтобы обсудить появление гарипа с Асгардом, Олимпом и островными государствами. Обитатели Нила обладали слишком специфичной внешностью, чтобы их можно было с кем-то спутать, поэтому их приглашать не стали: очевидно было, что они здесь не при чем.
Тарх пнул тело, и выжлец перевернулся с живота на спину. Стрела пробила его лоб и вышла через затылок, оставив соответствующие следы. Странным было то, что оперение не затормозило ее хода, она прошла как сквозь масло, и валялась неподалеку, покрытая чем-то, похожим на черную смолу. Глаза гарипа были открыты и выражали крайнюю степень удивления. Беспокойные, почти бесцветные глаза. Таких ни у кого не бывает. Тарх пнул тело еще раз, но добился лишь того, что из дыры во лбу выжлеца потекла черная густая жижа, которая, видимо, заменяла ему кровь. Он мертв. Мертв ли? Тарх еле удерживался от того, чтобы искромсать его тело на куски. Его так и тянуло проверить, будет ли это так же легко, как пристрелить его. Так же просто будет проходить нож сквозь его тело, как и стрела, или придется приложить некоторые усилия. Нет. Это был единственный гарип, которого удалось подстрелить, так что он должен доставить его в Ирий в целости и сохранности. Тарх легко, по-соловьиному, засвистел, призывая коня. Прислушиваясь к его тяжелой уверенной поступи, он неожиданно понял, почему нервничал все это время. В лесу было тихо. Так тихо, как не бывает и перед рассветом, когда свет Белой Башни тускнеет, и лес засыпает на несколько мгновений. Топот коня звучал слишком громко, несмотря на то, что он должен был ступать по мягкому дерну, усыпанному хвоей и перегноем. Следовало убираться из леса, и как можно быстрее.

------

Морена бормотала еще что-то, но Тарх уже не слушал ее. Он вылетел из мастерской, на ходу снимая с себя одежду, в которой был, чтобы сжечь ее, едва переступит порог своих покоев. Колдунья смотрела ему вслед, пока государь не скрылся в Башне. Затем она убедилась, что он не послал никого, кто стал бы следить за тем, что она делает. Подождав еще немного, она закрыла дверь и тяжело привалилась к ней спиной. Ноги ее дрожали, а сердце колотилось так быстро, что бросало в жар. Она знала, что ее не любят и даже презирают. Знала, что государь никогда не переступил бы порог ее мастерской, если бы не нуждался в ответах, какие может добыть только она. И от осознания собственной уникальности, от предвкушения запрещенного колдовства, по всему телу ее разливалось болезненное возбуждение, которое невозможно было унять. Не было ни в самом Ирии, ни в окрестностях его колдуньи сильнее и мудрее, чем она. Поэтому она все еще жила на этом свете, и поэтому ей позволяли заниматься тем, чем она хочет. За исключением, конечно, одной занимательной вещи. Морена разложила тело на столе так, как ей было удобно, закрепив для удобства его конечности, и щелчком пальцев уничтожив все неорганическое, что было на нем. Красивый, хорошо сложенный отрок. Еще не мужчина, но уже и не мальчик, о том свидетельствовали мускулы, которые она любовно гладила кончиками пальцев, изучая структуру его кожи. Он был теплым вопреки всему. Определенно мертвым. Но теплым и мягким, податливым как воск. Похожим на ирийцев и одновременно другим. Было в нем что-то… Какая-то непередаваемая легкость, какой не было ни в одном знакомом ей мужчине. Множество мертвых ирийцев перевидала она на своем веку, и каждый из них смердел так, что глаза слезились. От отрока пахло цветами и морем, но никак не смертью. Морена взяла бурдюк с живой водой и плеснула на юное лицо. Каждый раз, как к ней попадали мертвые тела, она поступала так же, и каждый раз задавалась одним и тем же вопросом: почему она делает это, зачем? Очевидно, ей нравилось вскрывать живые тела, и она ничего не могла, да и не хотела с этим делать. Рана на лбу затянулась быстрее, чем Морена рассчитывала, и отрок заморгал, восстанавливая, видимо, память. Колдунья улыбнулась. Он улыбнулся ей в ответ.
К приходу государя тело было приведено в соответствующее состояние. Морена находилась в препоганом настроении. Всю ночь и немного утра провозилась она с этим сучьим сыном, но он ничего не сказал ей. Да, он стонал, кричал, выл, хрипел, но не сказал ей ни слова. На его глазах она выворачивала его наизнанку, вливая ему в горло столько живой воды, сколько потребуется. Он захлебывался, кашлял, смотрел на свои внутренности с удивительным спокойствием, но ничего не говорил. Только при взгляде на Тарха ей пришла в голову мысль, что он мог попросту не знать ее языка. Но тогда почему бы ему не обронить пару каких-нибудь фраз на своем наречии? Морена размышляла, и не сразу нашлась, что рассказать государю. В любом случае, новости, как их ни преподнеси, выходили неважные. На материке появились чужаки. Потому что в том, что он был не один, Морена как раз не сомневалась. Только тот, кому есть, что защищать, станет так яростно плевать в лицо смерти. В ее лицо.
- Я знаю, что у тебя осталось достаточно живой воды, - сказал Даждьбог, закрывая дверь и облокачиваясь на нее спиной. – И я знаю, зачем ты использовала ее ночью. Не думай, что твои дела остаются загадкой для меня, Морена. Я хочу, чтобы ты оживила его для меня.
Колдунья фыркнула в ответ на заявление государя о том, что ему все известно. Но, когда он озвучил свою просьбу, глаза ее расширились от удивления.
- Я не подвергаю сомнению твое мастерство, - ласково проговорил Тарх. – Этой ночью я о многом размышлял. Таль выгоднее нам, чем навь необытная .
- Государь, - Морена в замешательстве заломила руки. – Я сделаю то, о чем просишь, но как бы не пожалеть тебе потом.
- О чем? – Даждьбог нахмурился, и взгляд его из ласкового и теплого сделался колючим и страшным. – О милосердии? Опомнись, колдунья. Или ты боишься, что он станет жаловаться на то, как ты с ним обошлась? Так ты клянешься, что он не говорил ни слова, проси Рода, чтоб и впредь не сказал.
- Я пыталась нащупать ведогонь , государь, - призналась Морена. – Ты сам знаешь, что это всем развязывает язык. Но я не смогла.
- Не смогла? – Даждьбог оттолкнулся от двери и обошел стол, на котором лежало тело отрока. – Значит, он…
- Нет, он есть. Я не смогла его достать. Не по мне черевички. Ни под действием живой воды, ни когда… уже всё. Ты знаешь, кто мог бы сделать это.
- Знаю. Оживляй.
Даждьбог снова отступил к двери и сложил руки на груди. Он проигнорировал намек колдуньи на то, что Кощей Бессмертный до сих пор оставался самым могучим колдуном на всем материке и за его пределами. После его исчезновения Морена немного повредилась рассудком, и всегда возвращалась к разговору о Бессмертном, если подворачивалась такая возможность. Спервоначалу государь поддерживал ее стремление поговорить о пропавшем колдуне Черной Башни, едва не подчинившем себе весь материк. Ему жаль было Морену, молодую еще бабу, тело которой дышало женственностью и волшебством. Утешать ее было одно удовольствие, но вот выслушивать ее догадки, которые становились все глупее и нелепее… Однажды она дошла до того, что заявила, будто кощеев конь и есть сам Кощей. После этого заявления, сопровождавшегося истошными ее воплями и проклятиями, государь перестал посещать ее терем, заходя лишь тогда, когда без нее обойтись было невозможно. Работу свою она, впрочем, выполняла хорошо, несмотря на помешательство.


Непонятные слова: выжлец - гончая, ищейка, гарип - странник, иноземец, ведогонь - что-то вроде души или астрального тела

@темы: [летописное], [одному мне понятное]

[записки о.]

главная