• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: [одному мне понятное] (список заголовков)
11:06 

[.]

[сумасшедшим жить легко]
Дурацкий кашель. Дурацкие сопли. Дурацкий последний день перед работой. Надо вернуться к летописи, пока еще есть возможность, но мне страшно к ней прикасаться вообще. Не знаю, куда заведет меня эта история под таким углом. Малолетней принцессой закончу этот пост.



@темы: [Stercus accidit], [летописное], [одному мне понятное], [рабочее], [сопли], [творческое]

17:40 

[время упоротых стихотворений!]

[сумасшедшим жить легко]
Я хочу рисовать твои руки
В бесконечной упругости солнца,
На одном из сатурновых дисков,
В атмосфере бездонной звезды.
Я хочу рисовать твои руки,
Надевать на них ломкие кольца,
Но тебе, мой хранитель небесный,
Все желанья мои до пизды.

@темы: [одному мне понятное], [время упоротых стихотворений], [Stercus accidit], [сопли], [творческое], [философия]

15:46 

[летописное]

[сумасшедшим жить легко]
Так вышло, что у меня есть только один человек, с которым можно это обсудить. Но этот человек очень редко бывает доступен. И я мучаюсь сейчас, выписывая очередную арку, потому что мне хочется поделиться мыслями, теснящимися в моей голове, а не с кем. Цените своих друзей, господа. Только им важно, что вы делаете. Вашим родным не важно. Вашим половинам тоже не важно, разве что только поверхностно. А вот друзья - это именно те половины, с которыми нас не связывают плотские отношения, и потому отношения духовные развиты куда больше. И им-то как раз важно всё, что вы делаете. Им интересно. Именно поэтому они и с вами. Не потому, что вы им достались по воле судьбы, не потому, что их привлекает ваше тело, а потому, что именно ваше творчество, всё, что вы делаете, важно и интересно им. Цените их. Не будьте как я, оставшийся в одиночестве и молчании.

@темы: [летописное], [о жизни], [одному мне понятное]

11:12 

[fpfpf]

[сумасшедшим жить легко]
11:36 

[на правах температурного бреда]

[сумасшедшим жить легко]
Всю ночь меня преследовали кусочки летописи. Проснувшись, я не смогла от них отказаться. Я опустила кое-какие сочные моменты, но верну их, если возникнет необходимость. А пока... Что-то давно я не постила куски непонятного текста про богов.

Стрела попала выжлецу аккурат промеж глаз. Он упал прежде, чем смолкла тетива. Тарх легко соскочил с верхушки сосны, на которой выжидал добычу, отряхнулся, положил лук с колчаном на землю и осторожно приблизился к телу. Выжлец лежал спокойно, да и с чего бы ему беспокойничать? Стрела Тарха должна была угомонить его без особых сложностей, однако он почему-то нервничал. Наверное, дело было в том, что впервые за всю его жизнь в окрестностях Ирия появился гарип , происхождение которого не было ему известно. Многие годы между королевствами поддерживался шаткий мир, а это налагало на обитателей материка определенные обязанности. Так, нельзя было пересечь границу сопредельного королевства, не поставив о том в известность соответствующих лиц. Не далее как несколько дней назад Тарх самолично прошел через все сложности этой системы, чтобы обсудить появление гарипа с Асгардом, Олимпом и островными государствами. Обитатели Нила обладали слишком специфичной внешностью, чтобы их можно было с кем-то спутать, поэтому их приглашать не стали: очевидно было, что они здесь не при чем.
Тарх пнул тело, и выжлец перевернулся с живота на спину. Стрела пробила его лоб и вышла через затылок, оставив соответствующие следы. Странным было то, что оперение не затормозило ее хода, она прошла как сквозь масло, и валялась неподалеку, покрытая чем-то, похожим на черную смолу. Глаза гарипа были открыты и выражали крайнюю степень удивления. Беспокойные, почти бесцветные глаза. Таких ни у кого не бывает. Тарх пнул тело еще раз, но добился лишь того, что из дыры во лбу выжлеца потекла черная густая жижа, которая, видимо, заменяла ему кровь. Он мертв. Мертв ли? Тарх еле удерживался от того, чтобы искромсать его тело на куски. Его так и тянуло проверить, будет ли это так же легко, как пристрелить его. Так же просто будет проходить нож сквозь его тело, как и стрела, или придется приложить некоторые усилия. Нет. Это был единственный гарип, которого удалось подстрелить, так что он должен доставить его в Ирий в целости и сохранности. Тарх легко, по-соловьиному, засвистел, призывая коня. Прислушиваясь к его тяжелой уверенной поступи, он неожиданно понял, почему нервничал все это время. В лесу было тихо. Так тихо, как не бывает и перед рассветом, когда свет Белой Башни тускнеет, и лес засыпает на несколько мгновений. Топот коня звучал слишком громко, несмотря на то, что он должен был ступать по мягкому дерну, усыпанному хвоей и перегноем. Следовало убираться из леса, и как можно быстрее.

------

Морена бормотала еще что-то, но Тарх уже не слушал ее. Он вылетел из мастерской, на ходу снимая с себя одежду, в которой был, чтобы сжечь ее, едва переступит порог своих покоев. Колдунья смотрела ему вслед, пока государь не скрылся в Башне. Затем она убедилась, что он не послал никого, кто стал бы следить за тем, что она делает. Подождав еще немного, она закрыла дверь и тяжело привалилась к ней спиной. Ноги ее дрожали, а сердце колотилось так быстро, что бросало в жар. Она знала, что ее не любят и даже презирают. Знала, что государь никогда не переступил бы порог ее мастерской, если бы не нуждался в ответах, какие может добыть только она. И от осознания собственной уникальности, от предвкушения запрещенного колдовства, по всему телу ее разливалось болезненное возбуждение, которое невозможно было унять. Не было ни в самом Ирии, ни в окрестностях его колдуньи сильнее и мудрее, чем она. Поэтому она все еще жила на этом свете, и поэтому ей позволяли заниматься тем, чем она хочет. За исключением, конечно, одной занимательной вещи. Морена разложила тело на столе так, как ей было удобно, закрепив для удобства его конечности, и щелчком пальцев уничтожив все неорганическое, что было на нем. Красивый, хорошо сложенный отрок. Еще не мужчина, но уже и не мальчик, о том свидетельствовали мускулы, которые она любовно гладила кончиками пальцев, изучая структуру его кожи. Он был теплым вопреки всему. Определенно мертвым. Но теплым и мягким, податливым как воск. Похожим на ирийцев и одновременно другим. Было в нем что-то… Какая-то непередаваемая легкость, какой не было ни в одном знакомом ей мужчине. Множество мертвых ирийцев перевидала она на своем веку, и каждый из них смердел так, что глаза слезились. От отрока пахло цветами и морем, но никак не смертью. Морена взяла бурдюк с живой водой и плеснула на юное лицо. Каждый раз, как к ней попадали мертвые тела, она поступала так же, и каждый раз задавалась одним и тем же вопросом: почему она делает это, зачем? Очевидно, ей нравилось вскрывать живые тела, и она ничего не могла, да и не хотела с этим делать. Рана на лбу затянулась быстрее, чем Морена рассчитывала, и отрок заморгал, восстанавливая, видимо, память. Колдунья улыбнулась. Он улыбнулся ей в ответ.
К приходу государя тело было приведено в соответствующее состояние. Морена находилась в препоганом настроении. Всю ночь и немного утра провозилась она с этим сучьим сыном, но он ничего не сказал ей. Да, он стонал, кричал, выл, хрипел, но не сказал ей ни слова. На его глазах она выворачивала его наизнанку, вливая ему в горло столько живой воды, сколько потребуется. Он захлебывался, кашлял, смотрел на свои внутренности с удивительным спокойствием, но ничего не говорил. Только при взгляде на Тарха ей пришла в голову мысль, что он мог попросту не знать ее языка. Но тогда почему бы ему не обронить пару каких-нибудь фраз на своем наречии? Морена размышляла, и не сразу нашлась, что рассказать государю. В любом случае, новости, как их ни преподнеси, выходили неважные. На материке появились чужаки. Потому что в том, что он был не один, Морена как раз не сомневалась. Только тот, кому есть, что защищать, станет так яростно плевать в лицо смерти. В ее лицо.
- Я знаю, что у тебя осталось достаточно живой воды, - сказал Даждьбог, закрывая дверь и облокачиваясь на нее спиной. – И я знаю, зачем ты использовала ее ночью. Не думай, что твои дела остаются загадкой для меня, Морена. Я хочу, чтобы ты оживила его для меня.
Колдунья фыркнула в ответ на заявление государя о том, что ему все известно. Но, когда он озвучил свою просьбу, глаза ее расширились от удивления.
- Я не подвергаю сомнению твое мастерство, - ласково проговорил Тарх. – Этой ночью я о многом размышлял. Таль выгоднее нам, чем навь необытная .
- Государь, - Морена в замешательстве заломила руки. – Я сделаю то, о чем просишь, но как бы не пожалеть тебе потом.
- О чем? – Даждьбог нахмурился, и взгляд его из ласкового и теплого сделался колючим и страшным. – О милосердии? Опомнись, колдунья. Или ты боишься, что он станет жаловаться на то, как ты с ним обошлась? Так ты клянешься, что он не говорил ни слова, проси Рода, чтоб и впредь не сказал.
- Я пыталась нащупать ведогонь , государь, - призналась Морена. – Ты сам знаешь, что это всем развязывает язык. Но я не смогла.
- Не смогла? – Даждьбог оттолкнулся от двери и обошел стол, на котором лежало тело отрока. – Значит, он…
- Нет, он есть. Я не смогла его достать. Не по мне черевички. Ни под действием живой воды, ни когда… уже всё. Ты знаешь, кто мог бы сделать это.
- Знаю. Оживляй.
Даждьбог снова отступил к двери и сложил руки на груди. Он проигнорировал намек колдуньи на то, что Кощей Бессмертный до сих пор оставался самым могучим колдуном на всем материке и за его пределами. После его исчезновения Морена немного повредилась рассудком, и всегда возвращалась к разговору о Бессмертном, если подворачивалась такая возможность. Спервоначалу государь поддерживал ее стремление поговорить о пропавшем колдуне Черной Башни, едва не подчинившем себе весь материк. Ему жаль было Морену, молодую еще бабу, тело которой дышало женственностью и волшебством. Утешать ее было одно удовольствие, но вот выслушивать ее догадки, которые становились все глупее и нелепее… Однажды она дошла до того, что заявила, будто кощеев конь и есть сам Кощей. После этого заявления, сопровождавшегося истошными ее воплями и проклятиями, государь перестал посещать ее терем, заходя лишь тогда, когда без нее обойтись было невозможно. Работу свою она, впрочем, выполняла хорошо, несмотря на помешательство.


Непонятные слова: выжлец - гончая, ищейка, гарип - странник, иноземец, ведогонь - что-то вроде души или астрального тела

@темы: [летописное], [одному мне понятное]

19:13 

[...]

[сумасшедшим жить легко]
Мне нужно взять себя в руки и заставить сделать то, что я сделать должна. Я не могу сейчас ничего. Эта работа пять дней в неделю настолько меня измотала, что за оставшиеся выходные я успеваю только спать и один раз помыться. И это ужасно.
Плюс начинается подготовка к чемпионату, а это отдельный ад. Я как будто стою у подножия горы, а с вершины на меня летит гигантский валун, а ноги у меня в смоле, и я не могу сдвинуться с места. Страшное ощущение на самом деле.
Я все еще пытаюсь дописать сказку, кое-что у меня даже получается. Но мне еще надо успеть сделать хотя бы парочку рисулек, и сделать их достаточно удобоваримыми. Боже, дай мне силы.

@темы: [Stercus accidit], [о жизни], [одному мне понятное]

13:29 

[но у моего дети все-таки есть]

[сумасшедшим жить легко]
13:41 

[ну а что. не хитрый? (с)]

[сумасшедшим жить легко]
Стоило мне только вспомнить о голосе Балтийского, как мрзд подкинуло мне запись с ливника года этак 95. Я думала закончить сказку песней о железнодорожнике, потому что это была первая по-настоящему сказочная песня, под которую я засыпала, не понимая ее грустной стороны. И вот в этом ливнике... "... достанет берданку и будет еб*ть звезду за звевздой". НУ ЕПТВАЮМАТЬ БАЛТИЙСКИЙ. А сейчас весь такой "матом говорить плохо, азаза".

@темы: [сказка], [одному мне понятное], [о жизни]

00:58 

[о сказке]

[сумасшедшим жить легко]
Я даже не предполагала, куда меня приведут эти клубки, но мне определенно нравится. Балтийский, правда, убьет меня. Просто уничтожит. Надо было додуматься только до такого... Но что поделать, если ни на что хорошее меня его образ не толкает? Только на зло. Которое, впрочем, не абсолютно, как и всё в этом мире.
Сказка окончательно оторвалась от летописи, их связывают теперь только персонажи. Возможно, это хорошо, потому что в итоге у меня получается все-таки больше мифологии, чем религии, а это плюс. И беспомощность королевства в серьезной передряге меня вполне устраивает. Все мы ничто перед стихией, и я хочу, чтобы это было ясно.

И вот должно было меня поднять, чтобы написать всё это. Я расчехлила старый ноут, на котором сказка начиналась, зажгла ароматическую палочку, выпила пол литра кофе с сахаром (улучшает работу мозга, ага, как же) и все-таки написала пару арок. В итоге вышло страниц пять в лучшем случае. Но для меня сейчас и это подвиг. Сказка сдвинулась с мертвой точки, она пошла, я снова ее чувствую, я вижу, и меня переполняет радость от этого. Хочется бежать и орать, что я догадалась, что такое черный дым. Кощей принимает облик ворона. "Хочет ворон влететь ко мне". Всё слишком метафорично, всё так переплетается. Спасибо тебе, Балтийский, за то, что дал мне вдохновение, пусть я и не слушала твой голос в процессе написания. Он просто жил внутри меня всё это время, чтобы впоследствии заставить меня встать и писать.

@темы: [сказка], [одному мне понятное]

01:42 

[гоп-стоп]

[сумасшедшим жить легко]
Без предыстории. Без пояснений. Просто примите это как данность.


@темы: [летописное], [одному мне понятное], [сказка]

17:52 

[о вдохновении]

[сумасшедшим жить легко]
Мне рассказали в итоге, кто это, но эти арты лично для меня заряжены на Баюна. И я не могу не поделиться ими. Знаете вы, кто на них, или нет - не имеет значения, ведь они прекрасны.


@темы: [творческое], [сопли], [сказка], [одному мне понятное]

17:33 

[о фильмах]

[сумасшедшим жить легко]
С DC сейчас происходит то, что должно было произойти уже давно: они пытаются вывести свои франшизы на массовый уровень. Стоит признать, что с "Бэтменом против" им это не очень-то удалось из-за откровенно дебильного подхода к вырезанию "лишних" сцен. Театральная и режиссерская версии - два разных фильма и два разных впечатления. Осталось два дня до выхода "Отряда Дамблдора Самоубийц", и я испытываю несколько противоречивые чувства по этому поводу. С одной стороны, я очень жду этот фильм, потому что он обещает быть ярким и красивым. С другой - я, черт возьми, шликала на Джокера до того, как он стал Джаредом Иисусиком Лето! И не хочу, чтобы меня причисляли потом к его личным фанаткам, снисходительно цокая языком! И я безумно переживаю за то, каким в итоге выйдет Джей в его исполнении. Лето неплохой актер, который призван привести в кинотеатры толпы страждущих дев, и я просто молюсь на создателей фильма за то, что они сделали это именно с Джокером. НО! Мистер Джей был восхитителен потому, что был отвратителен. И я не уверена, что у Лето выйдет это изобразить с его-то добрыми глазами.
Так же я переживаю за Харли, по тем же самым причинам. По трейлерам и тв-спотам она вполне вхарактерная, но тут все зависит от того, с какой стороны подадут их историю, и насколько каноничными будут их взаимоотношения в принципе. Я не хочу излишней романтичности и излишней жестокости тоже. Мне нравился баланс в их отношениях, эти персонажи всегда стоили друг друга, но я не хочу видеть обыкновенной ТП вместо Харли (как бывало не раз уже).
По определенным причинам я смогу посмотреть фильм только в десятых числах, и я не знаю даже, как мне избежать спойлеров, которые хлынут лавиной как минимум на тамблер... Который уже один большой спойлер...

И, да. Раньше на том же тамблере артов с Джокером было очень мало, а уж фиков - и того меньше. Сейчас ими можно обмазываться вместо мыла в душе. Вспоминается разговор, который состоялся у нас с подругой относительно этого. Она сказала тогда, что у Марвел куча смазливеньких героев, на которых все шликают, не разбираясь в истории, а у ДиСи такого нет. Комиксы читать многим лениво, проще посмотреть фильм, а в фильмах тот же Джей всегда был довольно отталкивающим персонажем. Но всё изменилось с приходом Лето. И кто теперь скажет, что он не Иисусик, матьиго?!


@темы: [философия], [радость], [одному мне понятное], [о жизни]

23:08 

[банный день]

[сумасшедшим жить легко]
Фэндом: отчасти мифология, отчасти религия, отчасти жзн
Пэйринг или персонажи: Василиса и ее совсем не Иван и вовсе не дурак
Рейтинг: пожалуй, NC-17 на всякий случай
Жанры: гет (!!!!)
Размер: драббл

Василиса любит подолгу принимать ванну. Ей нравится нежиться в горячей пенной воде, пахнущей травами или цветами, в зависимости от настроения. Ей кажется, что кожа ее впитывает влагу подобно растению. Она верит, что именно вода приносит ей облегчение после долгого дня, наполняя ее силами для того, чтобы пережить следующий день. В ванной Василисы множество полочек, заставленных различными баночками без опознавательных знаков: большинство средств личной гигиены Василиса готовит сама, пользуясь текстами мудрой книги. Идеальная чистота не нарушается даже в момент, когда пенные брызги летят на стены, выложенные фантазийной плиткой: Василиса сразу же смывает их, зорко следя из-под влажных волос за тем, чтобы порядок не нарушался. Есть в ее страсти к чистоте толика самобичевания. В идеально чистой ванной комнате, лежа в горячей еще ванне, хранящей отпечаток травяной пены, раздвинув дрожащие от смеси возбуждения и страха ноги, Василиса наблюдает за тем, как струя теплой воды из смесителя соприкасается с ее клитором. Изо дня в день она делает это по вечерам и после утреннего душа. Дважды в день этот ритуал исполняется неукоснительно, и фантазии, возникающие в ее сознании, тоже редко отличаются друг от друга.
Откидываясь на лопатки, Василиса прикрывает глаза и представляет, что между ее ног находится лицо Михаила, серьезное и спокойное, как всегда. Она рассматривает его пристально и тщательно, одно это доставляет ей невиданное удовольствие, и колени сводит сладкой судорогой истомы. Запуская пальцы в мокрые волосы, Василиса представляет, что касается не своих, а его волос, направляя его губы туда, куда ей хочется их направить. Иногда ей кажется, что она успевает увидеть, как он улыбается, словно ее действия оправдали его ожидания. Это бывает нечасто, и на этот раз улыбки Василиса не видит. Зато чувствует прикосновения его языка к внутренней стороне бедер: он всегда начинает оттуда, и Василиса выгибает спину, стараясь не издать ни звука, хотя ей одновременно хорошо и безумно щекотно. Поэтому она закусывает губу. Михаил любит, когда она делает это. Ей кажется, что он продолжает смотреть на нее, насколько может из своего положения. Движения его языка то напористы и сильны, то нежны и едва ощутимы. Василису трясет, она ерзает в горячей и влажной ванне, но не смеет коснуться своего тела, потому что Михаилу это не понравится. Его пальцы проникают в ее лоно как раз тогда, когда нужно, и с губ Василисы все-таки срывается короткий и хриплый стон. Они двигаются быстро и резко, в то время как язык Михаила порхает вокруг клитора Василисы подобно бабочке, прикосновение которой ощущаешь не сразу. Она просит, она умоляет, она требует, но ничего не меняется, потому что ему нравится издеваться над ней. И, как бы она не тянула его за волосы, как бы она ни сдвигала ноги, как бы ни двигала бедрами, все остается по-прежнему. Пальцами он трахает ее так, как не трахал членом ни один мужчина, но он прекрасно знает, что кончить она может только от его языка, и всячески оттягивает этот момент, изучив ее тело лучше ее самой. Проходит около получаса, прежде чем Василисе удается кончить. Ее буквально смывает горячей пульсирующей волной наслаждения, и она не отдает себе отчета в том, что говорит в эти мгновения. В течение дня она не раз вспоминает этот момент и думает, как же хорошо, что она живет отдельно от родителей.
Василиса выключает воду и садится в ванне, обхватывая руками колени. Холодный воздух проникает из вентиляции и щелей, ей становится холодно. Власть ее воображения ослабевает, и она остается совершенно одна. Сидит, кусая золотой крестик, глотая первые слезы, предвещающие бурю. Следующие полчаса она проведет в безутешных рыданиях: так бывает каждый раз после. То ли это плата за ее удовольствие, то ли она ощущает себя грешницей... Бред, конечно. Василиса прекрасно знает, что плотские удовольствия никому не чужды, и что положение существа в пищевой цепочке влияет лишь на его изобретательность в этих вопросах. И также Василиса прекрасно знает, что для нее было бы намного лучше, если бы все было так, как написано в старых мудрых книгах. Тогда она могла бы вечно обманывать себя тем, что Михаил, конечно же, любит ее, но, увы, правила, все дела. А так... А так... В остывшей ванне Василиса ощущает себя еще более одинокой, чем до того, как разделась, чтобы принять ее.

Михаил сидит на кафельном полу, положив подбородок на бортик ванны и с интересом смотрит на красное и немного опухшее от слез лицо Василисы.Он никак не может понять, почему даже самые мудрые человеческие женщины рыдают и когда им плохо, и когда хорошо, что возвращает его к необходимости решения двух вечных вопросов: кто в этом виноват и что теперь делать.

@темы: [летописное], [одному мне понятное], [сказка]

14:28 

[обычная кружка невидимого офицера]

[сумасшедшим жить легко]
21:42 

[вечное]

[сумасшедшим жить легко]
Немного смехуечков, не подверженных течению времени.


@темы: [о жизни], [одному мне понятное]

12:48 

[о фильтрах]

[сумасшедшим жить легко]
17:19 

[немного мифологии]

[сумасшедшим жить легко]
Жена, облеченная в солнце. С венцом из звезд и крыльями большого орла, данными ей, чтобы убежать от большого красного дракона. А начиналась эта женщина как Аврелия...


@темы: [летописное], [одному мне понятное], [творческое]

11:21 

[записки о.]

[сумасшедшим жить легко]
Ну что ж, я пережила четыре рабочих дня по 15 часов. Было трудно. В последний день я уже нервно хихикала. Конечно же, именно в последний день был рекорд по количеству напитков и все поставки. Смену сдала эталонно, как написала сменщица. Теперь она пишет в общий чат в вотсапе, что я терминатор. На самом деле для меня это впервые: хотеть оставлять бар чистым в течение смены в том числе. Раньше я не особо запаривалась на эту тему, а теперь мне нравится всё убирать. Наверное, дело в том, что мне просто нравится мой бар, в отличие от всех предыдущих. И моя славная машинка на три группы.
В первый выходной (вчера) ощущение было такое, словно я всю неделю пила в канаве. Настолько болело все тело, настолько сильной была мигрень и общая разбитость. Сегодня чувствую себя уже лучше, но все равно недостаточно хорошо. Словно я нахожусь в каком-то промежуточном пункте, жду отправки куда-то, а не живу на самом деле. Неприятное ощущение. Сны глубокие и странные. Снится живая бабушка, вещи какие-то. Мозг не может переварить всего, что происходит с телом, видимо.
Хорошая новость для меня и страшная для всех остальных: через пару месяцев я получу маркеры для рисования. Надеюсь, что мой набор будет таким же хорошим, как в отзывах, потому что я безумно хочу раскрасить некоторые из артов, которые одна из коллег охарактеризовала как "раскраски антистресс". Это она голых мужиков не видела. я ей только ангелов показывала, что многое объясняет.

До отпуска две смены. Волнующее ощущение. Еду на неделю в Москву, надеюсь там закончить сказку, наконец. Пока меня не очень устраивает, как раскрывается тема Гавриила-женщины, персонажи делают на этом слишком явный акцент, который выглядит по-детски, как будто читателя намеренно тыкают в это носом. Планирую раскрыть это немного иначе, сделав акцент именно на военном времени и необходимости притворяться мужчиной, что впоследствии вошло в привычку из страха, что братья будут излишне оберегать от всего на свете. Нет, меня не пугает то, что тема гендерной идентичности вряд ли применима к ангелам, потому что она применима. Потому что тот факт, что Гавриил может быть женщиной, принят только католицизмом, и то не полностью. Я не феминистка, но тот факт, что Гавриил в православии не определяется как отдельная личность, а только как придаток Михаила или Яхве, меня вымораживает. Эту тему богословы обходят стороной, потому что быть женщиной стыдно, и это до сих пор культивируется. Я хочу осветить этот вопрос. Потому что вопрос гендера, я уверена, к человечеству не привязан. Он существует везде, где существует дуальная система воспроизводства. Всегда есть первый сорт и второй сорт. Даже если женщина этого вида не рожает. Тем более, если женщина этого вида не рожает. Приходится постоянно доказывать свою необходимость, свое право на жизнь и равное положение в обществе.

Я не уверена, что стоит полностью раскрывать эту тему в сказке, все-таки это юмористическое чтиво, но в летописи я остановлюсь на этом подробно. Потому что никакие страдашки регулярки не идут в сравнение с тем, что пришлось испытать женщине, вынужденной притворяться всю жизнь только для того, чтобы ее воспринимали всерьез. Сражаться на равных с остальными, изредка позволяя себе прогуляться в нормальном виде в лесу, и постараться ни с кем там не встретиться. потому что сразу начинается "эй, дэвушка, куда торопымса". А когда случилась любовь, началось самое ебанистическое и жуткое, что только можно себе представить. Так и живем до сих пор, так и живем.

@темы: [летописное], [сказка], [одному мне понятное], [о жизни]

10:50 

[немного о тайнах]

[сумасшедшим жить легко]
Дело было давно, до сотворения мира.
Яхве не помнит подробностей, ничего.
Тихо горела лампа, чадила смирна,
Спал в колыбели сын не совсем его.
Там, на плацу, раздавались глухие стуки,
Ангельских крыл серебрилась тугая нить.
Сын через сон все тянулся потрогать руки:
Видимо, сильно боялся о них забыть.
Яхве писал в своей книге, надеясь только,
Что через годы смеясь перечтет сие.
Лишь бы из сына вышло побольше толку,
Чем он с трудом находил в самоем себе.
Было написано и до его зарубок:
Будет жесток и опасен подлунный мир.
Яхве творил ребенку такого друга,
Чтоб его тайна погибла бы вместе с ним.
Мягко горела лампа, и света блики
От колыбели тьму прогоняли прочь.
Яхве уснул, и, прижавшись к груди, с улыбкой
Рядом не сын лежал, а родная дочь.

@темы: [летописное], [одному мне понятное], [сказка]

21:00 

[настроеннечное]

[сумасшедшим жить легко]
Всё-таки картина потрясающая.


@темы: [сказка], [одному мне понятное], [о жизни], [летописное]

[записки о.]

главная